Техасский мужчина Джо (Кейдж) — капитан чернокожей бригады, которая отравляет больные деревья, чтобы расчистить место для роста прекрасных елей. Бородатый, рослый и выпивающий герой выстраивает для рабочих удобный график и развозит их по домам на собственном грузовичке. Каждый пёс в окрестностях уважает и боится Джо. Но даже при таком раскладе персонаж тянет душевный груз одиночества — к 50 годам эта ноша, видимо, ощущается особенно остро. В это же время приезжает новосёл-подросток Гари (Шеридан) — с ужасными родителями и немой сестрой, которую он любит больше целого света. Паренёк устраивается травить деревья, сколачивается с Джо, зарабатывает и мечтает купить грузовик своего начальника. Однако на содержание семьи отец кладёт с прибором, а средства на денатурат нужны — поэтому папа находит разумные воспитательные решения: раздача тумаков и кража честно заработанного. Плюсом, опасный местный дебил Вилли (Блевинс) цапается с Гари, обещая убить парня.

На второй половине фильма “Джо”, становится как-то не по себе. Человек, который снял культовый “Ананасовый экспресс” (и ещё пару дурных комедий), всерьёз — славных 120 минут — шагает с подглядывающей камерой, на фестивальный манер разыгрывая драму отношений двух одиночек — с претензией на реализм. Дэвид Гордон Грин старательно чертит социальную среду Техаса: гнилые дома и заросшие колосом кладбища; реднеки ходят в клетку, пьют, разделывают оленей и рассказывают пошлые анекдоты; местный акцент разливается как симфонии Баха, а рожи второстепенных колхозников лишены грима — к примеру, отца Гари сыграл реальный остинский бродяга.

Увлекательно проведя ликбез по убийству деревьев и чуток показав сельский быт, режиссёр попадается на вранье. Фальшь не столько в чистоте ногтей и зубов Николаса Кейджа, сколько в ложной внутренней природе персонажей. Отличный литературный герой как-то выдвинул мысль, что строго приучив крестьян к умственному труду, их инстинкты и подсознательное нарушатся — это здорово вредит жизненному укладу и хозяйству. Так вот, Гордон Грин поступает именно так. Вместо того, чтобы много показывать переживания фермерского люда через работу, развлечения и обычные поступки, героям (и режиссёру) больше нравится болтать, плакать и копаться в себе.

Может быть южного колорита, сквозящих тем прощания с детством и доброты к ближнему кому-нибудь хватит, чтобы полюбить “Джо”. Остальные забьют, а другие удивятся, зачем человек, когда-то снимавший про военные испытания косяка, попытался сделать что-то серьёзное.

Андрей Клинг