Я никогда не видел подобного в отечественном кинематографе. Очень тяжелая, глубокая, непростая история про человеческое выживание. Существование и борьба за жизнь выходят на первое место, а все вокруг превращается в какую-то игру, где очень просто умереть. Фильм “Айка” переносит нас в современную Москву, в которой каким-то чудом могут уживаться гламурные девушки, простые работяги, бандиты и иммигранты. Это, в том числе, фильм о последних, о том, что не стоит отделять Европу и ее проблемы с иммигрантами, и Россию, в которой огромный слой населения - это люди с Ближнего Востока. Они существуют в тени, у них свои законы и правила, а любой конфликт может привести к трагедии, которую никто не заметит.

Молодая девушка Айка такую трагедию как раз и переживает. Она только что родила ребенка и сбежала из роддома, в тоненькой курточке в огромную заснеженную Москву. Она бежит, ругается с кем-то по телефону, ест таблетки и “запивает” их снегом. У нее нет времени на ребенка, которого она оставила там - надо работать. Где угодно. Иначе не будет никакой возможности выжить и спастись от бандитов, которым она задолжала больше 100 тысяч. И зритель переживает эту трагедию вместе с Айкой, словно мы - часть ее дыхания, ее стон от боли в груди. Мы к ней так близко, что вместе нервно потеем и волнуемся. Это огромная заслуга великолепной Самал Еслямовой, которую на премьере в Каннах обняла Кейт Бланшетт, а потом она же отдала Самал приз за лучшую женскую роль.

Это не просто эффект присутствия. Это совместное существование, это слияние реального и кинематографического мира. Мы удивляемся произошедшему на экране, как в жизни. Мы не смотрим кино, мы наблюдаем саму жизнь. И мне кажется, что это возможно благодаря Сергею Дворцевому, режиссеру - и в первую очередь документалисту. Его работа над деталями, готовность менять сценарий по ходу съемок, в зависимости от погодных условий и обстоятельств - всё это вдохнуло в “Айку” жизнь. И камера, которая к героине Самал Еслямовой находится очень близко, живет рядом с ней, крупными долгими планами наблюдая за каждой эмоцией, каждой слезой на ее лице. Мне даже сложно представить, чтобы эту картину снимал оператор-мужчина, потому что находиться рядом со всей женской болью (и разделять её) должна именно девушка. Иоланта Дылевска (оператор) стала частью истории, пережила всю боль героини вместе с ней, иначе такой картина бы не получилась.

Вокруг - действительно сложная, сломанная предательством, жизнь Айки, которая ютится в хостеле “Солнечный” - квартире для иммигрантов (мне кажется, в муравейнике места больше), работает за гроши, переживает маточное кровотечение и застой молока. Рядом с ней - книжка по созданию швейного бизнеса. Что это - боль от потерянных возможностей или вера в лучшее? Будущее Айки останется для зрителя загадкой, а тяжелое чувство после просмотра фильма останется с каждым из нас - и, возможно, это единственный способ пересмотреть важность проблемы иммиграции, да и просто отношения к людям в нашей стране.

Никита КУЛИКОВ