Сумку в метро можно оставить совершенно случайно. А можно оставить от отчаяния, безнадеги и убивающего душу одиночества. Так и случилось с Гретой (Изабель Юппер), которая, оказавшись во взрослой жизни, поняла, что потеряла всё: дочь, мужа, желание жить правильной и достойной жизнью. Молодая Фрэнсис (Хлоя Грейс Морец) находит в метро сумку Греты (как окажется потом - одну из десятков таких же сумок) и отправляется на поиски хозяйки. В современном мире такое благородство не очень ценится - неудивительно, что подруга Фрэнсис Эрика отговаривала девушку от такого поступка.

Грета живет в очень милом дворике где-то в глубине Нью-Йорка. Так сразу и не найдешь. Зритель становится свидетелем очень красочной картины: между Гретой и Фрэнсис возникает дружба, они вместе готовят, вместе выбирают собаку, вместе слушают Листа и Бетховена, а студентка даже отказывается от тусовок ради новой подруги. Как красиво Нил Джордан прерывает очень милую и спокойную драму об одинокой и никому уже не нужной женщине, и превращает эту историю в настоящий и жестокий триллер. Оказывается, Грета очень навязчива и не готова отпустить Фрэнсис, даже когда вторая, после того как нашла сумки, пытается прервать все контакты. Но некоторые люди, действительно, как жвачка, прилипают.

Изабель Юппер - известнейшая французская актриса - в этой картине играет совершенно отчаявшегося человека. Параноика. Одиночество убивает в ней всё живое, и она превращается в настоящую психопатку. Если назвать этот фильм “ужастиком”, то мне действительно было страшно. Люди все-таки могут быть такими непредсказуемыми и жестокими. Героиню потрясающей Хлои Грейс Морец становится не просто жалко: мы вместе с ней переживаем эту боль, желание спастись и уехать куда-то далеко, где никто больше никогда не достанет. И вместе с ней оказываемся “в объятиях лжи”. Благо, в картине есть и другая сторона человеческих отношений - настоящая дружба.

Так что же это? Что заставляет Грету издеваться над юными девушками (ведь Фрэнсис - далеко не первая жертва)? Это самая изощренная форма человеческого одиночества, издевательство мира над своими подопечными? Или просто болезнь? Пожалуй, конкретного ответа зритель так и не получит. Зато постоянно будет размышлять о природе человеческих действий, о том, что заставляет нас принимать именно такие решения и совершать именно эти поступки. Картина вновь ставит извечный вопрос: “тварь я дрожащая или право имею”, только значительно острее. И это уже не просто страшно, это дико и больно.

Никита КУЛИКОВ