Айван Лок —коренастый прораб, который любит семью, цемент и здания. Он никогда не подводил коллег, не проваливал проекты и не изменял жене. Ну, разве что однажды.

Ночь, которую рисует автор, становится для Лока судьбоносной. С утра Айвану нужно проконтролировать заливку фундамента. Сделка стоит миллионы. Дома его ждут жена и дети, чтобы вместе, как в старые добрые времена, посмотреть футбольный матч. Даже пиво купили и сосисок пожарили. Но вместо того, чтобы после работы повернуть в сторону дома, посмотреть игру и отоспаться, Айван поворачивает на Лондон. А там… Сохраним хрупкую интригу. Поэтому по ходу поездки, Лок пытается всё отрегулировать: подготовить заливку бетона, успокоить семью и добраться до Лондона.

Нет ничего новаторского в идее, где почти весь фильм на экране один человек в одном месте. Иногда истории с крошечным количеством героев и локаций бьют красиво и метко. Вспомните “Бешеных псов”, “127 часов”, “Погребенного заживо”, “Перед рассветом” или “Клерков”. Такие проекты стоят три копейки, но заставляют вертеться и прикладывать титанические усилия, чтобы зрители не зевали во время просмотра.

Команда “Лока” отпахала на славу. Стивен Найт — режиссер и сценарист проекта (написал “Острые козырьки”, “Порок на экспорт”) решает засунуть героя в автомобиль, где тот, весь хронометраж, будет ехать и разговаривать с остальными по громкой связи.

Кроме бородатого Харди, мы никого не увидим. Хотя, нужен ли кто-нибудь ещё? Харди — эмоциональный мотор. Тут он и рыдает, и нервно fuck’ет, и вообще ведёт себя, как самый настоящий искренний человек. Найт в свою очередь подкидывает герою обстоятельства, с которыми ему нужно справляться, крутя баранку. И напряжение зреет такое, будто Лок обезвреживает бомбу или вот-вот умрет.

Первое, о чем получился “Лок”, так это о силе выбора. Герой принимает неожиданное для всех решение. Он смело делает выбор, беря на себя всю ответственность за последствия. И в этом его подвиг. Лок непоколебим ровно также, как здание с хорошим фундаментом: если использовали хороший цемент — трещин не будет. Если будет хоть одна оплошность — здание, под атакой климата и осадков, рано или поздно рухнет. Вот и он держится до последнего.

Уходя со стройки и садясь в машину, Лок меняет свою жизнь. Недвижимость сменяется движением. И, наверное, это второе, о чем фильм. Чтобы быть в тонусе, а не существовать, нужно постоянно менять свою жизненную модель.

А вообще “Лок” напоминает Чехова. Как и Антон Павловича, Найтсделал центром обычного человека, погруженного в будничный быт, и которому совсем не до философских теорий.

Процесс пробуждения “серого” сознания и тяга к чему-то лучшему — частая тема в трудах Чехова. Причем улучшение это случайное, как будто стихийное. Его влекут не связанные друг с другом события.

Решающую роль в совершенствовании персонажа или же наоборот кризисе играют эмоции. Лок — человек разумный и рациональный. Но повернуть его толкают чувства. Подсознательные и полусознательные настроения, которые двигают нас каждый день, везут Лока по трассе. Его личность нравственно меняется не через мысль, а через накопление однопорядковых настроений и переживаний.

У Найта, как у Чехова мысли и переживания героя где-то на втором плане. Главная роль отведена событиям, которые эти изменения создают.

Психологическое состояние героя складывается из штрихов, которые Найт, ровно как и Чехов, оставил в действиях и разговорах. Это можно отнести только к тем, что на другом конце провода. Найт настолько умело разбросал детали в диалогах, что к концу поездки, мы даже можем представить, как конкретно выглядят персонажи. Сам Лок же иногда ударяется в агрессивный диалог с задним сидением. Нелепо, конечно, хотя автор всё делал из лучших побуждений, дабы героя раскрыть.

“Лок” — интересный и живой, смотреть его однозначно стоит. С точки зрения истории, фильм не оставляет никаких вопросов. Зато он вдохновляет и бодрит.

Лучше всего черту подведут слова Льва Толстого.

“Чтобы жить честно, надо рваться, метаться, биться, ошибаться, начинать и бросать, и опять начинать, и опять бросать, и вечно бороться и лишаться... А спокойствие — душевная подлость.”

Автор рецензии: Павел Клинг