“Я никогда не был хорош в любви, по правде говоря. У меня не было длительных отношений. Я никогда не был в отношениях всерьез”, — говорит Ксавье Долан в интервью Кино ТВ на Каннском кинофестивале. В этом году на главном смотре планеты был представлен восьмой фильм режиссера, который все еще перспективен и молод. Кажется, единственные серьезные отношения Долана - его отношения с кино, которое он, безусловно, любит. Любовь чувствуется в каждом кадре его картин, в которых он сам иногда снимается, которые сам монтирует. Пожалуй, “Матиас и Максим” на данный момент - апогей этой любви.

Мне кажется, Долану непросто было пережить провал картины “Смерть и жизнь Джона Ф. Донована”. В своем англоязычном дебюте он был серьезней обычного, привлек настоящих звезд к участию. В итоге у картины не было широкого проката, и ее не показали в Каннах (почти все фильмы Ксавье были на смотре). Зато возвращение на Лазурный берег получилось куда лучше - положительные отзывы критиков и более широкий прокат (хотя американские экраны, кажется, фильма так и не дождутся). “Матиас и Максим” - это уже зрелая работа, серьезная, но с классическим долановским шармом.

Кажется, во всех тепло принятых работах Долана есть одна общая черта - актриса Энн Дорваль, которая каждый раз поражает и восхищает своей актерской игрой (лично меня). Более того, она - важное звено в раскрытии проблемы матери и сына, классической “долановской” проблемы. Крики, ссоры, ругань на ярком и поэтичном французском - такое стоит слушать только в оригинале. Еще один вопрос, который Долан ставит в каждом своем фильме - каминг-ауты, так называемые “выходы из шкафа”. Из картины в картину он исследует эту проблему с разных сторон: внезапное обнаружение сексуальной ориентации мамой в “Я убил свою маму”, любовный треугольник в “Воображаемой любви”, нерешительность взрослого героя в картине “Это всего лишь конец света” и так далее. Конечно, это то, что волнует режиссера - открытого гея, который пытается помочь другим молодым людям принять свою сексуальность (об этом Долан говорит и в пожелании российским зрителям).

“Матиас и Максим” - это очередное переосмысление этих самых “долановских” проблем, но совсем под другим углом и с другой интонацией. Основной темой картины становится дружба и то, как ее понимают в современном мире. Что дарит человеку компания друзей? Чувствуешь ли ты себя защищенным среди своих? Ну и та ситуация, когда внезапно для себя ты влюбляешься в друга. Что происходит? Как понять себя и не испортит ли это дружбу? “Матиас и Максим” - история, которая пытается дать ответы на эти вопросы, история, основанная на реальных событиях жизни самого режиссера и его друзей.

Сюжетная завязка заключается в том, что компания ребят приезжает в коттедж, чтобы отдохнуть. Там сестра главного героя, Матиаса, снимает короткометражку для своего университета. Череда случайностей приводит к тому, что персонажами фильма становятся Матиас и Максим, которым приходится целоваться в кадре. И эта ситуация переворачивает их реальный мир. Долан не вешает ярлыки на героев, он просто наблюдает. Камера его оператора, Андре Тюрпена намерено потрясывается, словно любительская. Зритель оказывается среди героев, своим в компании. Ощущение, которое дорогого стоит.

Мне показалось, что в “Матиасе и Максиме” Долан очень много вкладывает в цвета, вкладывает в них отдельные смыслы. Бросается в глаза вода, которая, скорее, фиолетовая тем ранним утром. Вода – это вообще важный инструмент авторского психологизма. Цвета улиц, природы, одежды героев - всё это работает на атмосферу какого-то другого времени, собственного времени героев, хотя действие, очевидно, происходит в современности. Ради этой цели работает и саундтрек: мелодичные композиции 35-летнего автора Жана Мишеля Бле сочетаются здесь с чудесным инди Florence + The Machine, Arcade Fire, Tom Odell и других. В общем-то, и здесь Долан себе не изменяет.

На самом деле нельзя не отметить: Долан действительно становится серьезнее, от детской наивности и дерзости остается совсем немногое, а фильмы приобретают новую тональность. Взрослея, Ксавье меняет и свои фильмы, оставляя привычный авторский киноязык. Уверен, в Каннах режиссер останется надолго, а его картины станут классикой авторского кино. Ну а пока будем продолжать следить за фестивальными трендами!

Никита КУЛИКОВ