Триумфатор прошедшей совсем недавно премии BAFTA (7 из 9 возможных наград!), обладатель двух “Золотых глобусов” и еще нескольких престижных призов. Речь идет о новом фильме Сэма Мендеса “1917”, техническом шедевре и вероятном обладателе “Оскара” за “Лучший фильм”. Это история о капрале Блейке и его сослуживце Скофилде во время Первой мировой войны: им предстоит пересечь вражескую территорию, чтобы доставить одному из батальонов приказ об отмене наступления и тем самым спасти 1600 солдат. По сути, просто рассказ о миссии двух парней на войне. И так упрощая, мне кажется, можно показать то, что попытался сказать Сэм Мендес своей картиной — это очень личная и честная история, которая разворачивается на фоне огромной и страшной войны.

Честность — это то самое качество фильма, которая меня в нем очень подкупает. Не знаю, насколько это в реальности происходило так, но снятому веришь. Отмечу прекрасные и очень натуралистичные декорации, качественно сделанные спецэффекты. Даже такие детали, как трупы и травмы, выглядят пусть и очень мерзко (а оказавшаяся больная рука Скофилда в кишках какого-то немца действительно так выглядит), но и очень естественно. Сэм Мендес добился высочайшего уровня эмпатии от зрителя (во всяком случае, меня), в том числе потому, что фильм про Скофилда и Блейка смотришь будто бы их глазами.

И да, конечно это происходит благодаря съемке одним планом. “1917” опровергает все сомнения по поводу недостижимости совершенства и представляет собой идеальную работу с технической точки зрения. Кажется, это тот самый случай, когда даже при огромном желании, придраться не к чему. Идеально продуманная съемка, не сомневаюсь, Роджер Дикинс поломал голову, как снять все одним планом. Снять так, чтобы люди даже не обращали внимания, что смотрят фильм, снятый одним планом. Безусловно, это очень важный прием для всей истории — мы буквально следим за двумя военными друзьями, которые выполняют миссию. У них есть несколько часов, за которые можно спасти много людей. При этом цель не выглядит как подвиг, это просто их работа. Зритель непрерывно наблюдает за простыми людьми, которым неприятно, больно, тяжело и страшно. Помимо операторской работы, в “1917” огромную роль играет свет. Он выделяет самое главное, выводит на первый план важные детали. Если выключить звук, то мы поймем, что в этой одноплановой истории двигает сюжет именно свет.

Однако очень сложно (и при этом очень важно) не потерять динамику, и это удается с помощью прекрасной режиссуры (“Оскар” за которую Мендесу обеспечен). “1917” — это, конечно, в прямом смысле аттракцион, эмоциональные горки. Капралы здесь чуть не оказываются под залежами в окопах, а потом спокойно идут по просторному полю. Потом Скофилд почти получает пулю, пущенную почти в лоб. А через минуту уже успокаивает французскую женщину с чужим ребенком. И самое ценное, что после просмотра в голове не отголоски взрывов, а четкое понимание: я посмотрел историю про искреннюю доблесть, готовность к самопожертвованию и истинную отвагу. Именно так должен выглядеть военный — герой, который не считает себя таким.

Никита КУЛИКОВ