Невозможно воспринимать «Довод» Кристофера Нолана вне сегодняшнего контекста: пандемия будто бы перезапустила мир, а вместе с ним и время. Режиссер сам перезапускает время чуть ли не в каждом своем фильме, оттого «Довод» на больших экранах во вновь открывшихся кинотеатрах выглядит актуально и органично. В общем-то, очень сложно сформулировать, о чем в итоге «Довод»: он и о времени, и о природе зла, и о любви, и даже о русских, которые хотят уничтожить мир (о, какой новый сюжет!). Пожалуй, главное, что за всей нолановской громоздкостью в итоге стоят простые и понятные вещи.

История начинается с теракта в киевском оперном театре: американские и британские спецслужбы объединяются в борьбе против русского олигарха, который торгует оружием. Само оружие, причем как уже и у спецагентов, так и русских, заряжено инверсированными пулями и сами они применяют инверсию времени (произошедшие уже события идут вспять). Очевидно, что такая игра с прошлым должна рано или поздно привести к третьей мировой: против этой будущей войны начинают бороться уже в прошлом. Интересно, что opera — по сути, пролог истории, — также часть известного латинского палиндрома Tenet (это еще и англоязычное название картины). Остальные элементы палиндрома (в данном случае слова, помещенные в квадрат, которые одинаково читаются справа налево и наоборот) тоже играют важную роль в картине.

Данный палиндром — лишь прием, который подчеркивает главную идею фильма — инверсивность времени. Пожалуй, «Довод» становится апогеем нолановской идеи управления временем, которую он активно развивал и в «Начале», и даже в «Дюнкерке» с параллельными временными отрезками. Главный вопрос в том, стоит ли искать за этой сложной идеей, которая «взорвала мозг» многим зрителям, глубокий смысл? Можно поразмышлять о том, насколько мы ценим время, которое у нас есть сегодня и правильно ли мы его используем. Стоит вспомнить и фразу Нила, героя Роберта Паттинсона: «what's happened happened» - произошедшее уже произошло. Но в целом, цитируя персонажа Нолана: «Не пытайся понять это. Почувствуй это».

В итоге эти банальные мысли никак нельзя назвать глубокими. Благо, на Нолана идут не ради глубины, новых смыслов и переосмысления реальности, которое можно было бы проецировать на себя. Раньше Кристофера Нолана ценили за способность совмещать авторское и жанровое, делать нестандартный массовый продукт, который зрители будут бесконечно любить. Сейчас, пожалуй, авторское уходит все дальше, зато остается зрелищность, интересные концепции, прекрасный актерский состав (да и в целом команда фильма) и впечатляющая музыка.

На последних двух аспектах стоит остановиться, потому что именно они позволяют считать «Довод» авторским кино. Джон Дэвид Вашингтон по-настоящему засветился впервые у Спайка Ли в «Черном клановце», который завоевал Гран-при жюри в Каннах. Элизабет Дебики в тот же год получила награду «Открытие года» компании Шопар в тех же Каннах. Роберт Паттинсон после «Маяка» Роберта Эггерса больше не воспринимается как милый вампир, хотя в «Доводе» все еще «живет в сумеречном мире». С композитором Людвигом Йоранссоном (обладателем «Оскара» за «лучший саундтрек» к «Чёрной пантере») Нолан до этого тоже не работал, но музыка в «Доводе» впечатляет не меньше, например, чем саундтрек Ханса Циммера к «Началу» или «Интерстеллару».

Безусловно, Кристофер Нолан снял большой аттракцион. Возможно, главный в карьере и самый впечатляющий на рынке за последние несколько лет. Фильм можно ругать за какие-то режиссёрские самоповторы и откровенную «клюкву» в отношении русских, но при этом нельзя поспорить с тем, что от этой картины невозможно оторваться. И «Довод» действительно хочется пересмотреть, правда, всё-таки не для того, чтобы понять всю сложность концепции инверсированного времени, а потому что в ближайшее время на экране не будет ничего настолько же грандиозного. После того, как кинотеатры по всему миру очень долго были закрыты, понятно одно: вот за такими впечатлениями мы и ходим в кино.

Никита КУЛИКОВ