Канада 2018 — в силу вступил такой закон: родители могут сдавать (физически, психически) проблемных детей в специальные лечебницы. Мама Диана (Дорвал), как три года овдовевшая и шагающая по краю, срывает с дерева наливное яблоко, а через несколько минут— на глазах у новой соседки (Клеман) — попадает в нелепую аварию. Лаконичные титры в начале сообщают, что жизнь Дианы связана с принятым законом.

Уже в следующей сцене женщина с царапиной на лбу шагает по затопленному центру для трудных детей, чёрно шутит и не сильно радуется. Её сын-подросток Стив (Пилон), карикатура Эминема и обитатель интерната, поджёг местную столовую. Поэтому учреждение возвращает парня к матери. Наглядно расписавшись как D.I.E. (“умри”) и нахамив социальному сотруднику, Диана встречает своё чадо: камуфляжные штаны, коробка и походный рюкзак. Он хочет её поцелуй и сигарету, она говорит милые гадости. Играет песня “White Flag” певицы Дайдо.

Ксавье Долан — 25-летний канадский молодец. На последних Каннах он взял приз жюри, поделил номинацию с Годаром и сорвал долгие аплодисменты, как бы триумфально завершая первую пятилетку своего творчества — в качестве режиссёра и чудотворца.

Новый фильм Долана не меняет полы, не путает ориентации, не придумывает интеллектуалов, не одевает главных героев в навощенные тряпки. Изысканные вечеринки сменяются домашними посиделками, пёстрые пиджаки — отцовским любимым куртецом. Вместо Роберта Смита звучит микс “форэва”. Картинка кадрируется один к одному и, вопреки общему мнению, не является приветом главной игрушке поколения, но визуализирует (простите) жизнь. Вместе с тем не изменились Энни Дорвал и Сюзанн Клеман — музы и героини долановской любви. Женщины по-прежнему талантливо играют: за сцену в супермаркете обеим нужно хлопать. В фильме остался и главный режиссёрский трюк — взятие зрителя красотой.

Только красота в “Мамочке” становится изобретательной и близкой. Глупый танец под канадский хит 90-х Долан превращает в пробуждение к жизни, а поездки Стива на лонгборде и магазинной тележке — в мечты. Это есть гвоздь его дара как художника и человека: режиссёр снимает очки и находит в повседневности силу момента. Он заражает зрителя тем самым эффектом летающего пакета из “American Beauty”, выкручивая драматизм, экспрессию и гуманизм на целый максимум.

В "Мамочке" Долан творит, как в доброй песне — “Free as a bird, It's the next best thing to be”, и верно делает.

Андрей Клинг