Стив (Антуан-Оливье Пилон) — 15-летний блондин в широких штанах, олимпийке и тяжелых кроссовках. Он агрессивен, непредсказуем, страдает синдромом дефицита внимания и гиперактивностью.

Диагноз спровоцирован смертью отца. Стива определяют в коррекционное заведение. Но ненадолго. Он устраивает пожар в кафетерии центра. Руководство в шоке, вызывают мать бунтаря. Тут на сцену выходит эпатажная и гламурная Диана (Энни Дорвал): джинсы с пёстрыми нашивками, окрашенные пряди, жвачка, сигареты, татуировка и куча розовых брелков на связке ключей.

Она неохотно забирает сына домой и начинается фильм.

Ксавье Долан подымает замкнутую драматичную историю непростых семейных отношений на футуристичный и глобальный уровень. Действия “Мамочки” переносят нас в 2018 год, в Канаде принимают спорный закон: родители могут легально отправить своих “трудных” детей в психиатрические лечебницы и тюрьмы. Эта возможность искушает героиню и разжигает ключевой конфликт внутри ленты.

Вообще, Долан не перестает удивлять, как бы пафосно это не звучало. К 25-ти годам он снял 5 фильмов, каждый из которых опережает предыдущий. Стреляя в такие темы, как непонимание родителей, невозможную любовь, гомофобию и смену пола, Долан собирал в залах зрителя подготовленного и неширокого. В этот раз канадец бросает автомат в окопы, берется за миномёт и палит в эгоизм, боль утраты, родительские ожидания, ревность и многое другое.

Отсутствием ЛГБТ-тематики в новом фильме Ксавье расширяет свою публику, впуская консервативных и нетолерантных. Ход стоил того. “Мамочка” может побороться за Оскар от Канады в Номинации лучший фильм на иностранном языке, а там и до звания национального героя рукой подать.

У режиссера интересный инструментарий. Больше никаких кожаных косух, богемных костюмированных торжеств, футболок с вырезом и стрижек Джеймса Дина. Здесь треники Адидас, короткие кожаные юбки и блузки с нелепыми принтами. Шикарный балл из “Laurence Anyways” сменяется караоке-баром с опухшими пьяными посетителями. Из всего, что принято считать деревенским и безвкусным, Долан (он, кстати, одевал героев сам) вылепил стиль.

Автор уже оперировал загородным населением и локациями в “Томе на ферме”. Только там всё грубо и ясно: хамоватые холодные люди, лицемерие. Здесь же он сочувствует жителям маленького пригорода. И подобно заикающейся Кайле (Сюзанн Клеман) находит с ними общий язык и разделяет дешевое вино на кухне с семейными танцами под Селин Дион. Черпая вдохновения из сельской эстетики и отказываясь от элитарных примочек, Долан делает себя еще более доступным зрителю.

“Мамочкой” молодой режиссер нащупал грань между зрелищным массовым кинематографом и сильным авторским голосом. И, пока, это только радует. Рекомендую к просмотру.

Павел Клинг