Фраза «От продюсеров «Вселенной Стивена Хокинга» на рекламной продукции фильма «Легенда» многое объясняет. Своей прямолинейностью и незамысловатостью «Легенда» то и дело напоминает «Вселенную». Оба фильма укладываются в определение «байопик про 60-е для домохозяек». В «Легенде», правда, присутствует пара сцен насилия – они призваны пощекотать зрительницам нервы, чтобы этим вечером они с особой жестокостью расчленяли куриную тушку. Но в целом и стилистически, и содержательно клюква про гангстеров-близнецов мало чем отличается от клюквы про физика-инвалида. Однако слабые стороны фильма мне сейчас совсем не хочется анализировать, а хочется взять и простить – за то, что в нем есть Том Харди, причем помноженный на два.

Том Харди – не только хороший актер и красивый мужчина (уже и за эти два обстоятельства ему наше большое женское спасибо). Еще он, на мой взгляд, - единственный в современном Голливуде (хоть и англичанин) обладает харизмой кинозвезды 50-60-х, как Марлон Брандо или Грегори Пек. Но, в отличие от икон ушедшей эпохи,ему нравится экспериментировать - браться за роли боксеров, легендарных преступников и психопатов, когда его гримируют почти до неузнаваемости (ключевое слово - «почти») или заставляют нарастить мышечную массу и превратиться в говорящее татуированное полено. Этим он как бы говорит зрителям: «Любите меня? А таким слабо полюбить?». И зрители,как миленькие, любят его таким.

В «Легенде» у зрителей (ладно уж, у зрительниц) не столь сложная задача: ну как не плениться ухоженным РэджиКрэем в идеально сидящем костюме, как на рекламном ретро-плакате застывшим под окном (представь, что твоим) с букетом и обручальным кольцом в кармане, то и дело поднимающим бровь и улыбающимся именно так, как мы любим. Для ценительниц более изощренных удовольствий есть второй Харди - Рон Крэй: кривоносый, психически больной, кровожадный, с лицом огромного младенца, пластикой паралитика и диким взглядом. Наблюдать одинаково интересно за обоими, и действительно очень быстро забываешь, что в кадре один и тот же человек. Уже сложно спорить с тем фактом, что когда Харди дают бенефисную роль (а для верности – две бенефисные роли сразу), он может не только сделать хорошую картину прекрасной, но и вытянуть слабую. При этом он никогда ничего «особенного» не делает: скупой набор скупых приемов.

Еще один повод сходить на «Легенду» - музыка. Не тривиальные хиты 60-х, которыми фильм набит, как гламурными платьями и прическами, модными в то время, а музыкальная тема, написанная специально для этого фильма. Композитор «Бартона Финка» и «Залечь на дно в Брюгге» Картер Беруэл делает работу за сценариста и режиссера, наполняя сцены драматизмом, которому в «Легенде», несмотря на потрясающую реальную историю, взяться больше неоткуда, кроме как из музыки.

Светлана ГОФМАН.